Интервью Карпова Познеру — о шахматах и не только

В гостях на интервью у Владимира Познера многократный чемпион мира по шахматам, депутат ГД РФ Анатолий Карпов. Он рассказывает, как начал играть и тяжело ли переживал поражения, вспоминает нашумевший матч с Каспаровым 1984 года, рассуждает о том, нужно ли сделать шахматы обязательным школьным предметом.

Часть интервью в текстовом формате

Если я правильно помню, вы начали играть в шахматы в 4 года? В каком возрасте вы впервые выиграли у своего отца?

«Сначала я конечно проигрывал, и плакал, потом мне отец пригрозил, что если я ещё раз заплачу, он больше не будет со мной играть. Он мне никогда не поддавался. Где-то в 7 лет я начал его обыгрывать, а в 8 лет мы прекратили соревноваться, потому что я был сильнее».

Вы меня уже опередили, ведь я хотела спросить, плакали ли вы во время проигрыша?

«Да, я очень расстраивался».

Вы сильно переживаете, когда проигрываете? Проигрыш это всегда переживание?

«Конечно, это большой стресс».

Мой знакомый рассказывал, что проигрыш — это всегда интеллектуальное унижение. Как вы отнесётесь к этому высказыванию?

«Да, есть люди, которые это так воспринимают» (смеётся).

Вы стали чемпионом мира, когда Бобби Фишер отказался защищать свой титул. Причём он ставил условие играть не 24 партии, а до 10 побед, а если становится 9/9, он имел право остановиться. Но на это не пошли, он отказался и вы стали чемпионом, вам не обидно было стать чемпионом не выиграв?

«Понимаете, тогда система была очень такой обстоятельной и серьезной. Перед тем, как выйти на Фишера и завоевать право играть с ним матч, я обыграл всех лучших шахматистов по очереди. Причём никогда не отмечался тот факт, что Спасского в полуфинале матча претендентов я обыграл с большим процентом очков, чем Фишер, когда взял звание чемпиона мира у Спасского. Поэтому всех сильнейших я обыграл, но я и не мог заставить Фишера играть со мной».

Роберт Джеймс Фишер - 11 чемпиона мира по шахматам
Роберт Джеймс Фишер (1943-2008) — 11 чемпиона мира по шахматам

У вас тогда тренер был Фурман? Наверное, вы обсуждали с ним, сколько процентов было в вашу пользу, что вы выиграете Фишера или наоборот проиграете?

«С Фурманом никогда таких обсуждений не было, мы всегда настраивались на победу, начиная с момента когда пара соединилась (тренер и подопечный), во время чемпионата мира среди юношей в Стокгольме. Тогда мы начали работать вместе и нацеливались только на победу и причём всегда, в любом матче. Мы понимали, что нужно готовиться серьезно и использовать свои шансы».

Семён Абрамович Фурман (1920-1978) и Анатолий Карпов
Семён Абрамович Фурман (1920-1978) и Анатолий Карпов

Считаете ли вы, что Фишер шахматист номер 1?

«Ну по результатам вообще шахматист номер один сейчас я (смеётся). Мне принадлежат все рекорды. Но конечно его победы с нулевым счетом 6:0 над Таймановым, а особенно следующий матч 6:0 с Ларсеном, это очень впечатляет. Хотя знаете, я вот писал книгу про достижения чемпионов мира, и на удивление цельных партий вот из этих двух матчей со счётом 6:0 мне не удалось найти. Вот когда я был гроссмейстером и эти матчи проводились, я был под впечатлением, но когда я начал смотреть уже как писатель-чемпион мира, я увидел, что брака достаточно много»

Ну наверное психологический фактор очень сильный? Когда ты играешь с человеком, который 6:0 дважды обыгрывал довольно серьёзных шахматистов, то наверное на тебя это действует?

«Безусловно, но и Фишер вообще он с такой очень сильной и агрессивной психикой. Я думаю Спасский сломался больше психологически, чем по шахматам»

Вообще, у вас как у гроссмейстера, есть представления о красоте партии?

«Конечно. Но знаете, как-то я ещё принадлежу к тому поколению, может быть последнему, для которых это очень значимый момент. Красота шахматной партии, достижение, мысль. А затем пошло поколение, которое на шахматы смотрит чисто как на спортивное мероприятие. Выиграл? Молодец. Как выиграл? Неважно. Если я где-то в плохой позиции и соперник допустил грубую ошибку, я выиграл, то удовлетворения нет»

А вы можете назвать свой топ-10 величайших шахматистов? Не в порядке, кто первый, а кто второй, а просто свою десятку.

«Да,могу. Каспаров, Карпов, Фишер, Таль, Ботвинник, Алехин, Капабланка, Карлсен, Ананд»

Вы Таля хорошо знали?

«Да, он даже был в моей тренерской команде в двух матчах с Корчным. В 1978 и 1980 году»

Шахматисты Анатолий Карпов и Михаил Таль
Анатолий Карпов и Михаил Таль

Ярчайший шахматист, да?

«В тот момент когда я с ним познакомился, его стиль изменился, вот когда он становился чемпионом мира, это было искрометно. Таль был тактический гений, а потом научились играть. Он вернул романтику в шахматы, которая была в середине 19 века. Шахматисты на высшем уровне разучились бороться, но все же научились, ведь романтические шахматы закончились неслучайно. Талю пришлось переучиваться, но это уже был не тот Таль».

Матч Карпов-Каспаров 1984 года, я его прекрасно помню, я в это время отдыхал в санатории. Думаю его можно назвать матчем века, такого матча не было никогда. В санатории все повально болели за вас. В какой-то степени вы не были представителем власти, вы шахматист, но почему-то получалось так, будто вы представитель власти, а Каспаров представитель нового мышления.

«Знаете, это ещё наследие моего противостояния с Фишером, и в мире как-раз наоборот, Каспаров занял место Фишера. А я как боролся с Фишером и вернул звание Советского Союза, так и для наших соотечественников я остался тем, кто вернул звание чемпиона мира в свою страну. И они за меня болели, будто я играл не с Каспаровым, а с Фишером».

Карпов и Каспаров, матч 1984-1985
Анатолий Карпов и Гарри Каспаров во время первого совместного матча за звание чемпиона мира по шахматам. Матч проходил в Москве с 9 сентября 1984 года по 15 февраля 1985 года

Я очень хорошо помню этот матч, и то как за вас болели. Ещё был такой момент, то что вы русский человек, и то что вы Анатолий Карпов, все наши великие шахматисты все-таки носили другие фамилии. Бронштейн, Ботвинник, Корчной.

«Знаете, когда я попал в школу Ботвинника, то я тогда понял, что Ботвинник — это фамилия (смеётся), потому что на Урале я думал, что это псевдоним».

Ну вот расскажите, первые 9 партий и вы ведёте 4:0, то есть идёт разгром. Потом довольно длинная серия ничейных партий, потом 5:0. Ну и кажется все, все решено.

«Да, я мог сказать до свидания, иди поучись и все, мир бы воспринял это спокойно».

Но вы этого не сделали. Я хочу вас спросить. Почему? Что произошло? Почему вы не дожали его? Или вы расслабились?

«Ну вообще у меня уже это случалось в двух матчах с Корчным, первый матч в Москве, который стал фактически матчем на первенство мира. В 18 партиях Корчному не удалось выиграть ни одной, а я выиграл 3 и осталось 6 партий. И в этот момент психологический срыв, хотя казалось бы чего срываться, я проиграл 2 партии из 3. Я еле-еле выиграл абсолютно выигранный матч. Почти тоже самое случилось в Багио при счете 5:2 в мою пользу — я выпустил победу в 25 партии, почему-то расстроился и далее проиграл 3 подряд. И счёт сравнялся, оставалась последняя партия, которую мне удалось выиграть. С Каспаровым видимо произошло тоже самое».

Анатолий Карпов и Виктор Корчной (Багио, 1978 год)
Анатолий Карпов и Виктор Корчной (Багио, 1978 год)

Когда вы поняли, что сделали, вы опять сильно огорчились?

«Вы знаете, вообще не говоря о шахматной доске, я считаю, что одну из самых главных ошибок шахматных и политических, что я согласился играть партию с Каспаровым 1984 года в Советском Союзе. Надо было ехать куда угодно, потому что только у нас так не уважали своих обязательств и правил матчей на первенство мира. У нас тогда был министр спорта, хуже министра за всю историю не было. Когда они начали нарушать правила, например менять зал, что категорически запрещено было правилами, только с согласия участников, главного арбитра и руководства ФИДЕ. Мы согласия не давали. Я встретился с Грамовым Маратом Владимировичем и спросил, что же вы делаете. Мне ответили, что почему это мы должны с вами советоваться, вы же советские граждане, что скажем, то и делать будете».

Вам не хотелось в этом матче выиграть 6:0?

«Хотелось, конечно».

Ну хорошо, 5:1, 5:2, 5:3, и матч прерывается.

«Ну а дальше насилие, над теми же правилами. Нигде бы такого не позволили».

Вы не знаете, кто за этим решением стоял?

«Алиев».

А вот почему? Ему хорошо, вроде Каспаров начал выигрывать?

«Понятно было, что Каспаров висел на волоске где-то месяца 2, но даже он выиграл две партии подряд, но все равно, одна ошибка и все, матч закончился. У меня просто украли два очка перевеса. И трактовка совсем неправильная пошла, что вот перевеса нет, но я остался чемпионом мира. Фактически меня победителем объявили, но Каспаров получил право играть вне очереди с начальной позиции 0:0, вместо того чтобы заканчивать при счете 5:3».

Ныне у нас чемпион Магнус Карлсен.

«Да, достойный чемпион».

Трое великих шахматных "К": Карлсен, Карпов, Каспаров
Трое великих шахматных «К»: Карлсен, Карпов, Каспаров

Но наши давно уже не были чемпионами.

«Мы потеряли два поколения, потому что развал советской шахматной школы начался при Горбачёве, потом развалилась страна, мы разрушили все что могли, потом начали создавать новое. Потеряли лет, наверное, 16, и главное — мы потеряли связь поколений, это даже может быть наиболее важно. И вот сейчас потихоньку мы все-таки строим подобие того, что было».

Надо было сказать, что и тогда популярность была у шахмат, и шахматистов знали выдающихся. А сейчас как-то вот не очень.

«Нет, ну в мире я сейчас более узнаваем, чем Карлсен. Но это загадка, потому что я уже как 20 лет не чемпион, а он действующий».

Да, это удивительная вещь. Как вы расцениваете роль Кирсана Илюмжинова в качестве президента ФИДЕ?

«Ну это вообще беда шахмат, беда».

В вашей жизни сегодня шахматы занимают какое место?

«Достойное (смеётся), я занимаюсь шахматным обучением, скажем вот три года я курирую программу обучение шахмат в школах Словакии. И как признание моих заслуг, сегодня лучшая школа Братиславы носит мое имя. А насчёт России очень плохо, в Тюменской области, которую я представляю, сейчас мы преподаем шахматы в 350 школах и 88 детских садах».

Вы считаете, что шахматы нужно сделать обязательным предметом?

«На каком-то этапе школы я думаю да, первый-второй класс. В этом плане есть небольшой южно-уральский город Садка, вот там эксперимент шёл, и возможно даже продолжается. У них в каждой школе предмет шахматы идёт один год, а потом есть одна базовая шахматная школа в городе, где шахматный предмет идёт до конца обучения. Поэтому ребята, которые хотят обучаться, они переходят в данную школу».

Познер интервью с Карповым

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*