Джозеф Блэкберн — шахматный легионер

Джозеф Генри Блэкберн (1841-1924)

Джозеф Блэкберн (1841-1924)

Джозеф Генри Блэкберн (Joseph Henry Blackburne) родился в Манчестере 10 декабря 1842 года (некоторые источники указывают 1841, однако в его прижизненной биографии годом рождения называется именно 1842) – в тот же год, когда Говард Стаунтон опубликовал свой знаменитый учебник; иными словами, в тот период, когда в Англии начал расти интерес к шахматам. Однако будущий классик английских шахмат до 17-летнего возраста ничего не знал о них. С детства он часто и охотно играл в шашки. Север Англии был тогда шашечным краем. Не уметь играть в шашки в Манчестере – то же самое, что не знать правил хоккея в Торонто. Юный Джозеф, можно сказать, с молоком матери впитал любовь к этой игре.

Его отец, человек со странностями, часто менявший род занятий – от священника методистской церкви до коммерсанта – в ту пору был страстным проповедником трезвости, и, выезжая для чтения публичных лекций в городки Ирландии и Шотландии, часто брал сына с собой. Часы ожидания Джозеф посвящал шашечным баталиям с местными игроками, и для своих лет был довольно солидным шашистом. Вскоре его отец, разочаровавшись в церковной карьере, открыл фотоателье, что в ту пору было новинкой, и паренек помогал отцу проявлять и приводить в порядок дагерротипы. Однако и фотография не стала прибыльным делом, и с 16 лет Джозефа отдали трудиться на склад трикотажной фабрики, где юноша отчаянно скучал.

От шашек к шахматами

В той же биографии 1889 г. говорится: «Он познакомился с ходами шахматных фигур незадолго до начала 1860 года. За год до того вся Англия только и говорила, что о гастролях Пола Морфи. который в 1858 году блестяще демонстрировал игру вслепую и победил всех местных шахматных знаменитостей в матчевой игре. Блэкберна заразил всеобщий энтузиазм. Раз он хорошо играет в шашки, почему бы не попробовать силы в этой новой игре? Однажды по пути домой с работы он приобрел за два пенса маленькую книжку, имя автора которой выветрилось из его памяти. Из нее он узнал правила и вскоре решил, что достаточно подготовлен для сражения. В те дни шахматы еще не имели широкого распространения, и у него были трудности с поиском партнера. Наконец он обнаружил, что в одной из местных гостиниц раз в неделю собираются игроки в шахматы, и вскоре явился туда. Как можно легко представить, его первый опыт закончился катастрофой. Начинающему шахматисту в это время исполнилось 18 лет! Однако Джозеф не пал духом. Он раздобыл и проштудировал книгу Стаунтона, изучил начала, играл, как только представлялся случай, и через несколько недель уже давал фору своему былому победителю. Теперь он вступил в Манчестерский шахматный клуб и, побеждая одного игрока за другим, вскоре занял в нем ведущее положение».

Дремавший в нем талант, подобно спящему вулкану, проснулся и нетерпеливо искал выхода своей мощи. В наши дни трудно представить себе великовозрастного новичка, который спустя два года играл бы в одном из элитных турниров. Однако именно это произошло с Блэкберном – в 1862 г. он окажется среди участников 2-го международного Лондонского турнира!

Шахматная карьера

Событием, которое принесло Блэкберну наибольшее удовлетворение в первый, «домашний» период его карьеры, была единоличная победа в Манчестерском клубном турнире 1861 г. Вслед за ним шел Бернгард Горвиц (будущий соавтор знаменитого сборника этюдов С. Клинга и Б. Горвица), чья точная и аккуратная игра в окончаниях отмечалась многими. Именно благодаря ранним урокам Горвица Блэкберн в значительной степени усовершенствовал собственную игру в этой фазе партии. Дальнейший ход событий вскоре привел его в ряды профессионалов.

Кое-где можно прочесть, что Блэкберна вдохновила на серьезное изучение шахмат встреча с Полом Морфи в сеансе одновременной игры. Это неверно, поскольку, когда П. Морфи 31.08.1858 г. навсегда покинул Англию, направляясь в Париж, Блэкберн попросту ещё не умел играть в шахматы. Первым настоящим мастером, которого увидел Джозеф, был Луи (Людвиг) Паульсен, опытный маэстро из Германии, который в 1861 г. прибыл в Манчестер, чтобы дать один из своих сеансов игры вслепую. Блэкберн принял участие в нем и был красиво разгромлен. Это вызвало в нем настойчивое желание самому испытать силы в игре вслепую – характерная черта его личности! На следующий же день он уговорил сильного игрока ассистировать ему в шахматной партии, где он не будет видеть доски. Он победил, и вскоре сыграл с тремя игроками одновременно с тем же результатом. Это было зимой 1861 г. Весной 1862 г. ему удалось одолеть четырех противников, партии получились образцово яркими и были записаны, попали в шахматную почту Стаунтона и впоследствии часто перепечатывались.

После этого Джозеф пригласил участвовать в сеансе вслепую 10 членов Манчестерского клуба и закончил сеанс со счетом 5 выигрышей, 2 проигрыша и 3 ничьи. Легко понять, что такой результат прибавил блеска репутации нашего героя. Жители Манчестера уверовали, что у них появился «собственный гений», особенно после того как прочли высказывание самого Стаунтона в номере IllustratedLondonNewsза 15 февраля 1862 г.: «В этот раз (в первом сеансе) сеансером выступил неизвестный молодой английский любитель, который, не имея до того практики в игре вслепую, с примечательной легкостью и признаками мастерства одержал четыре победы над четырьмя участниками…» По поводу сеанса с 10 участниками он заметил: «Учитывая, что наш юный соотечественник имел весьма непродолжительный опыт в шахматной игре в любом её виде и является совершенным новичком в игре вслепую, это последнее выступление представляется нам наиболее удивительным фактом из всех достоверно известных подобного рода».

Как раз к этому времени начались приготовления к Большому Лондонскому турниру 1862 г. Члены манчестерского клуба, имевшие связи в Лондоне, похлопотали, чтобы Джозеф был приглашен. Он принял приглашение, но сомнительно, чтобы им руководила уверенность в своих силах – скорее, он рассматривал турнир как возможность приятного отпуска от унылой работы. Кроме того, никогда ранее не бывая в Лондоне, он мечтал посетить Большую промышленную выставку, и, что важнее всего, все его расходы в поездке оплачивались.

Результатом стало 9-е место из 14 – очень неплохо для шахматиста с 2-летним опытом! Сыгранные партии демонстрировали предприимчивый и бесстрашный стиль новой звезды английских шахмат. Вернувшись домой, Джозеф узнал, что его место на складе занято другим работником, но не сильно огорчился…

Черты характера

Шахматист Джозеф Генри БлэкбернИ началась жизнь шахматного профессионала, на которую Блэкберн решился без особых колебаний. Он не прогадал — в выигрыше оказался и он сам, и шахматы. Внешний вид английского чемпиона внушал уважение. Высокий худощавый мужчина, на голову выше большинства окружающих, со спокойными и неторопливыми движениями, манерами джентльмена, чье лицо обрамлялось усами и негустой бородкой (кое-где пишут, что черной, однако на большинстве фотографий она рано поседела), за доской он сохранял непроницаемое выражение лица. Однако по окончании игры лицо его оживлялось улыбкой, а в дружеской беседе он оказывался словоохотливым, остроумным собеседником с великолепной памятью, и по свидетельству знавших его, бесподобно копировал коллег (как много позже Борис Спасский!), имитируя голос, пластику и мимику, когда этого требовал рассказ.

Блэкберна было нелегко вывести из душевного равновесия. Его часто называли «человеком с железными нервами», «гигантом», «Черной Смертью» — выражения, которые подчеркивали его отличие от среднего клубного игрока. Свойства его характера удачно отразились на результатах многочисленных турниров – выдержка, способность к длительной концентрации внимания, богатое воображение и остроумие замыслов помогали Джозефу годами демонстрировать высокие результаты. Он не стремился быть «номером один в мире» и понимал, что уступает ведущим игрокам и теоретикам тех лет – Стейницу, Цукерторту, позже Ласкеру, Таррашу. Он знал, что для покорения вершин «шахматы требуют человека целиком», по выражению Стейница, и как раз этого стремился избежать. Блэкберн любил жизнь во всех ее проявлениях, и не хотел замкнуться в пространстве 64 клеток на 24 часа в сутки. Игра была для него прежде всего средством путешествовать и общаться, проводить увлекательные вечера в окружении восхищенных почитателей в клубах английских городков, ставших для него хорошо знакомыми за годы поездок. Турниры и сеансы он рассматривал как средство выразить себя, как спорт в классическом английском понимании этого слова – одна личность соревнуется с другой, проявляя свои лучшие качества, демонстрируя умение побеждать и проигрывать. Научный подход к шахматам, изучение и выведение закономерностей, многочасовая подготовка к игре не привлекали его.

Победы и поражения

С подобным творческим кредо Блэкберну удавалось в течение многих лет занимать если не ведущие, то весьма достойные места в турнирах. Он «почти всегда обеспечивал себе место среди призеров», как пишет его биограф, и вписывался в пресловутые 50%. Наивысшего успеха он добился в Лондонском турнире 1876 г. – первое место, 10 очков из 11, и в Берлине в 1881 г. – первое место впереди Цукерторта, Винавера и Чигорина, 14 из 16 очков. В Венском турнире 1873 г. он поделил со Стейницем 1 – 2 места, в Висбадене 1880 г. также дележ 1 – 3 местс Энглишем и Шварцем (11 очков из 16). В знаменитом Гастингском турнире 1895 г. Блэкберн занял 10-е место при 22 участниках, в Нюрнберге в 1896 г. он был 11-м из 19, в Вене в 1898 г. занял 11-е место из 19, в Лондоне в 1899 г. – 6-е место из 15. Любопытно, что ему особенно удавались партии с первыми призерами, часто терпевшими сокрушительные поражения в личных встречах – признак умения собраться в решающий момент!

Матчевая борьба, особенно с ведущими представителями «новой школы», давалась Блэкберну хуже – он проиграл матчи В. Стейницу в 1863 и 1876 гг., И. Цукерторту в 1881 г., вничью свел матч с И. Гунсбергом также в 1881 г. Особенно разгромным был матч против В. Стейница в 1876 г. – 6,5 : 0,5, в котором «богемский цезарь» впервые применил на практике разработанные им новые принципы. Несмотря на поражение, Джозеф не проникся уважением к методу игры победителей – научный подход к шахматной позиции с выявлением сильных и слабых мест и построением долгосрочных планов шел вразрез с его шахматными вкусами. С легким презрением комментируя игру некоторых сторонников «нового метода», построенную на выжидании позиционных ошибок, он именовал их «передвигателями деревяшек» («wood-shifters»).

Популяризация шахматных часов

Любопытно, что с именем Дж. Блэкберна связано введение в широкий обиход механических шахматных часов. Английские старые традиции предполагали основательное и неторопливое, иногда часовое размышление над ходом, но при участившихся турнирах такая практика уже не устраивала игроков. Сам Адолф Андерсен, великий немецкий чемпион, описывал в своем репортаже в 1851 г. с Первого международного турнира игровую обстановку в Сент-Джорджском клубе – главном клубе Лондона: «…Особенного комфорта нет. Столы и стулья маленькие и низкие… Короче говоря, во время жестокой борьбы не остается свободного места, чтобы облокотиться на стол и поддержать полную забот голову. Впрочем, для английского шахматиста это удобство излишне. Прямой, как свечка, сидит он на своем стуле, засунув большие пальцы в жилетные карманы, и прежде чем сделать ход, по полчаса, не двигаясь, смотрит на доску. Сто раз вздохнет его партнер, пока решительным и быстрым движением англичанин сделает ход». Вначале для ограничения времени на обдумывание эпизодически использовались песочные часы (1861 – 1875 гг.), но регулировать их применение было трудно – они часто опрокидывались, отсыревали и т.п. По предложению Блэкберна на турнире в Лондоне в 1883 г. впервые были применены механические часы с двумя циферблатами и переключателем – изобретение английского механика Томаса Брайта Уилсона.

Гастроли

Подлинным призванием Дж. Блэкберна были поездки по городам родной страны с сеансами, лекциями, игрой вслепую. Гастроли шахматиста-сеансера соответствовали характеру Блэкберна, любившему клубный стиль общения. Кроме того, к путешествиям по «малой родине» его склоняли советы врача. С 23-летнего возраста Джозеф страдал хроническим заболеванием легких – чем-то вроде бронхита курильщика, однако врач, опасаясь распространенного в ту эпоху туберкулеза, настойчиво рекомендовал ему путешествия и «чистый сельский воздух» — универсальное на тот момент лекарство.

К 1900 году Блэкберн, по собственным подсчетам, сыграл около 50 000 турнирных и сеансовых партий – цифра, кажущаяся невероятной, однако при анализе его спортивного календаря вполне возможной. С 1861 г. у него установилась привычка в октябре — ноябре ежегодно отправляться на гастроли в провинциальные клубы, откуда он возвращался к рождеству. А в середине января снова выезжал давать сеансы, пока не начался очередной серьезный турнир. Так, осенью 1898 г. он сыграл почти 1100 партий, и это не исключение. Добрая половина сеансов проводилась вслепую на 8 – 12 досках. Передышка перед началом серьезного турнира составляла всего около двух недель, и то после обеда каждый день его можно было видеть в родном манчестерском клубе — если не за игрой, то за анализом.

С годами география поездок расширялась. В 1889 г. Блэкберн принял участие в 6-м Нью-Йоркском международном конгрессе – большом двухкруговом турнире с 20 участниками, где, кроме англичан, американцев, австро-венгров и русских, впервые играли представители Канады и Южного полушария — Австралии и Новой Зеландии. Турнир получился боевым и содержательным. Вначале игра у Джозефа не очень клеилась, но после 4 – 5 партий он разыгрался и стал громить конкурентов, заняв в итоге 4-е место. Известность получила его победа над Липшютцем белыми в ферзевом гамбите.

В 1885 году он даже посетил Австралию, причем поводом для столь дальнего круиза снова явилось ухудшение состояния здоровья, Блэкберна мучили кашель и одышка, и вновь врач не нашел ничего лучшего, чем посоветовать длительное путешествие – прибавив на всякий случай, что оно не должно быть связано с изнурительными шахматными нагрузками. Блэкберн прибыл в Мельбурн, однако, будучи узнанным местными любителями, не смог устоять перед приглашением дать пару сеансов вслепую. Как обычно, английский мастер сыграл ряд ярких партий.

Стиль игры

Как играл классик английских шахмат? Безусловно, стиль его игры не оставался неизменным на протяжении лет, и разумеется, вначале он был преимущественно тактическим и атакующим. Любопытно, что с самого начала ему было присуще также ясное понимание и хорошее разыгрывание эндшпиля, с годами он научился и упорно защищаться, и длительно маневрировать. Сам Блэкберн любил подчеркивать независимость своих позиционных навыков от «новой школы» Стейница и его последователей – он считал себя прежде всего практиком, не раз повторяя, что только длительная практическая игра даст ориентиры шахматисту; далеко идущих обобщений избегал. Профилактическую, осторожную игру, ранние упрощения недолюбливал.Единственными шахматистами, у кого он сознательно учился, называл Говарда Стаунтона, автора самых известных шахматных книг 19 в. на английском языке – ChessHandbook и ChessPraxis, а также своего ровесника Бернгарда Горвица, автора совместного с С. Клингом сборника задач и этюдов, который, по его словам, научил его понимать эндшпиль.

Писать Джозеф не любил и литературного наследия не оставил. Когда во время Лондонского турнира 1899 г. была выпущена его биография с 400 кратко прокомментированными партиями, автор книги попросил Блэкберна рассказать о своей карьере и прокомментировать важнейшие партии. Ветеран рассказал множество забавных шахматных анекдотов, однако комментарии его были крайне скупы и обыденны. Каких-либо теоретических откровений от него никто никогда не слышал.

Несмотря на широкий диапазон его стиля, стихией Блэкберна, безусловно, оставалась острокомбинационная игра. Он сыграл и множество замечательных позиционных партий, и тонких эндшпилей, но точно такие же партии могли быть сыграны его современниками, скажем, Леонгардтом, Гунсбергом, Энглишем, Таррашем. А вот атаки, проведенные Блэкберном, имеют «собственное лицо», и, глядя на магическую цепь разрушительных ходов, смело можно сказать – так играть мог только он! Его типичная победа в турнирной партии выглядит следующим образом: спокойная, без претензий, игра в начале, иногда нарочито усыпляющая бдительность противника (типа 1.е4 е5 2. Кf3 Кc6 3. Се2), затем тонкое тактическое использование изъяна в расположении вражеских сил – от оригинальных геометрических мотивов, отвлечений и перекрытий до банальных связок, позволяющее вторгнуться в игру противника, нарушить гармонию его фигур (как правило, на том фланге, где находится король), и по мере усиления нажима – часто неожиданный ход, деморализующий противника, вызывающий растерянность и ответные ошибки. И — элегантное добивание, как при затягивании матовой сети, так и при реализации материального.

Тактическая зоркость игры англичанина поражает, защита его противников выглядит беспомощной. В сеансах Блэкберн действовал решительнее: с первых ходов — гамбитные провокации, ловушки, часто некорректные, но всегда остроумные, вызывающие восхищение присутствующих. Психологию клубных любителей Блэкберн изучил досконально (как-никак более тысячи сеансовых партий в год!) и часто с первого взгляда определял допустимую степень риска в игре, позволяющую решить исход партии до 15 – 20 хода.

Закат

Шли годы, турнир за турниром, сеанс за сеансом, сливаясь в памяти в полосу неразличимых лиц и городов. Менялись люди, взгляды и моды. Газовые фонари сменились на электрические, вместо элегантных двухколесных кэбов по улицам Лондона колесили автомобили. Умерла королева Виктория, началась эпоха короля Эдуарда. Ушли в прошлое цилиндры, сюртуки и рединготы; теперь сытые, розовощекие джентльмены с подвитыми усами, в светлых костюмных парах и соломенных канотье пили розовое шампанское и объедались устрицами, выезжая летом на курорты Лазурного берега. Туда же передвинулась и основная масса шахматных турниров. Популярными темами были зарядка с гантелями, гимнастика Мюллера и специальные корсеты для джентльменов, призванные скрыть последствия неумеренного обжорства.

Благополучная внешне Европа двигалась навстречу катастрофе Первой мировой войны… Ездил на «курортные турниры» и Блэкберн – Монте-Карло 1902, Остенде 1905… С годами притуплялись эмоции, игра не вызывала уже прежнего восторга, огонь в крови пылал уже не столь ярко. Однако ничем иным Джозеф занять себя не умел и уже не мог – он продолжал каждый год на рождество совершать привычный объезд Шотландии, Ирландии или Уэльса, летом принимал участие в 1 – 2 турнирах средней руки. Борода его стала совсем седой, все чаще от него попахивало виски (проповеди отца не пошли впрок), однако он по-прежнему носил свой знаменитый черный сюртук, изрядно потертый, по-прежнему шутил, проводя свои ошеломлявшие любителей комбинации за столом провинциального клуба, по-прежнему любил обсудить местные спортивные новости, парламентские дебаты, начало сезона охоты на лисс угощавшими его после игры любителями, вспоминал былые встречи с корифеями шахмат, артистически пересказывая случавшиеся с ними анекдоты и любопытные турнирные коллизии.

Лебединой песней Дж. Блэкберна был Санкт-Петербургский турнир 1914 г, где он и его соотечественник Исидор Гунсберг были старейшими участниками. Джозефу к тому моменту исполнилось 73 года! Их пригласили больше для роли «свадебных генералов», однако он сумели выступить достойно и «испортить кровь» нескольким призерам. Турнир был разбит на два этапа – первый, отборочный, и второй – «турнир чемпионов». Во втором туре отборочного круга Блэкберну черными удалось выиграть слона на 11-м ходу у молодого русского, студента Училища правоведения, однако превратить фигуру в очко не удалось, студент напряг все силы и свел партию вничью, показав способности и характер будущего чемпиона мира – это был Александр Алехин. В шестом туре английские ветераны встретились между собой, Блэкберн одержал победу на 49-м ходу. В «турнир чемпионов» Блэкберн так и не вышел…

Мировая война на время прервала турнирную жизнь, и ветеран вел замкнутый образ жизни в Манчестере с женой (он женился в возрасте 39 лет, детей у них не было). 1 сентября 1924 года он скончался от обострения болезни легких.
Джозеф Блэкберн прожил долгую шахматную жизнь и, как все выдающиеся мастера, продемонстрировал глубокую адаптивность. Несмотря на частые декларации неприятия позиционной «новой школы» и вообще всяких теоретических систем, его стиль с годами эволюционировал от насильственных гамбитных атак до солидной постановки партии, учитывающей позиционные нюансы, использующей весь арсенал технических средств. И все же стихией Блэкберна оставалась «гастрольные» шахматы, раскованная игра идей, полная остроумия, ловушек, психологических ударов – максимально наполненная творческим элементом. Эти партии и сейчас вызывают восхищение.

Таков был этот человек – наряду с Говардом Стаунтоном чаще всего называемый классиком английских шахмат 19 века.

Джозеф Блэкберн проводит сеанс одновременной игры на 20 досках против членов императорского шахматного клуба (Лондон, 1921)

Джозеф Блэкберн проводит сеанс одновременной игры на 20 досках против членов императорского шахматного клуба (Лондон, 1921)

Избранные партии

№1. Современная защита [B06]

Блэкберн — Паульсен

Висбаден, 1880

№2. Принятый ферзевый гамбит [D21]

Блэкберн — Энглиш

Франкфурт, 1887

№3. Сицилианская защита  [B46]

Блэкберн — Макензи

Вена, 1882

№4. Французская защита [C01]

Марко — Блэкберн

Дрезден, 1892

№5. Ферзевый гамбит [D55]

Блэкберн — Липшюц

№6. Фрагмент партии с жертвой ферзя

Бюрилль — Блэкберн

Нью-Йорк, 1889

№7. Скандинавская защита [B01]

Вейс — Блэкберн

Нью-Йорк, 1889

№8. Королевский гамбит, контргамбит Фалькбеера [C31]

Блэкберн — Тренчард

Вена, 1898

№9. Фрагмент партии — эндшпиль

Цукерторт — Блэкберн

Париж, 1878

№10. Фрагмент партии — маневрирование в эндшпиле

Блэкберн — Мэзон

Лондон, 1883

№11. Фрагмент партии — образец контратаки

Тейхман — Блэкберн

Гастингс, 1895

№12. Принятый ферзевый гамбит [D20]

Стейниц — Блекберн

Лондон, 1899

№13. Скандинавская защита [B01] (сеанс игры вслепую)

Блэкберн — Лаш

Мельбурн, 1885

№14. Венская партия [C25] (сеанс игры вслепую)

Блэкберн — Бенфи

№15. Венская партия [C25] (сеанс одновременной игры)

Любитель — Блэкберн 

№16. «Шиллинг-гамбит»

NN — Блэкберн

Автор: Станислав Иосифович Янчи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *