Савелий Тартаковер — шахматист, поэт, писатель, переводчик

Савелий Григорьевич Тартаковер (1887-1956) — известный шахматист, гроссмейстер ФИДЕ, один из сильнейших игроков начала прошлого столетия. Автор понятия «гипермодернизм», обобщавшего новые тенденции развития шахматной теории, а также крупный шахматный теоретик, поэт и литератор.

Ранняя биография

Тартаковер Савелий Григорьевич

Тартаковер Савелий Григорьевич

Савелий Тартаковер родился 22 февраля 1887 года в Ростове-на-Дону в интернациональной семье. Его отец Герман был австрийцем и занимался торговлей, а мать имела польские корни. При этом оба родителя не имели российского подданства. Первое знакомство с шахматами произошло у Тартаковера примерно в 10 лет. Спустя два Савелий эмигрировал в столицу Австро-Венгерской империи. Позднее он окончил колледж в Швейцарии, а затем поступил на юридический факультет венского университета, где лично знакомится с ведущими игроками — Гезой Мароци, Карлом Шлехтером и другими. Хорошая учеба в университете позволила талантливому юристу стать одним из самых молодых докторов права в Вене.

В 1906 году Тартаковер принял успешное участие в одном из побочных турниров. Он одержал в нем победу и получил за это звание мастера по шахматам. Спустя полгода Савелий стал призером турнира, организованного Венским шахматным клубом. В 1910 году шахматист стал вторым на турнире в Вене.

Зимой 1911 года (18 февраля по старому стилю) произошло трагическое событие. В свое квартире в Ростове-на-Дону были убиты родители Савелия — Герман Яковлевич и Наталья Ефимовна Тартаковер. В момент убийства Савелий и его братья и сёстры находились за границей. После убийства родителей он написал следующие строки:

Целый век и лишений
и слез и труда!
Для кого? для детей,
проживавших беспечно
В чужеземных краях.
А спрошу иногда:
Вам легко ль, старикам?
Отвечают: Конечно.
Воротился под утро домой.
Взял-открыл
Телеграмму:
Родители ваши убиты.
Прилетел. Схоронил.
Двух кровавых могил
Налегли мне на совесть
железные плиты.

Савелий Тартаковер, 1911 г.

Несмотря ни на что, жизнь продолжается.  В 1913 году Савелий вновь принял участие в венском турнире и стал третьим. Но развить свои успехи молодой человек не смог — начавшийся пожар Первой мировой заставил его уехать из охваченной пламенем боевых действий Австро-Венгрии во Францию. По некоторым сведениям, он принял участие в войне в составе четвертого полка «Гроссмейстеров Тевтонского ордена» и воевал на полях Голиции. В 1915 году источники сообщили о ранении шахматиста в голову. Поэтому только после окончания войны шахматная карьера Тартаковера получает свое полноценное развитие.

Шахматная карьера

В 20-е годы Тартаковер принимает участие в серии турниров, некоторые из которых оказались для него победными. В 1923 году ему не было равных на турнире памяти Карла Шлехтера в Вене, а четыре года спустя Тартаковер стал одним из триумфаторов представительного турнира в Лондоне. Вместе и Ароном Нимцовичем он разделил 1-2 места, набрав 8 очков из 11. После этого была одержана победа в бельгийском Льеже (1930). Кроме того, на нескольких турнирах Савелий Григорьевич оказывался в числе призеров— Гаага (1921), Вена (1922). Первые серьезные успехи позволили Тартаковеру войти в когорту сильнейших шахматистов планеты.

Савелий Тартаковер и Эдвард Ласкер (Нью-Йорк, 1924)

Савелий Тартаковер и Эдвард Ласкер (Нью-Йорк, 1924)

В 1918 году, после выхода Польши из состава Российской империи Савелий принимает польское гражданство, хотя даже не знал польского языка. Это дало ему право защищать честь страны на международных соревнованиях, чем он с блеском воспользовался. Тартаковер шесть раз участвовал на шахматных олимпиадах в составе польской сборной и пять раз становился ее призером. Кроме того, ему удалось дважды выиграть чемпионат Польши. Савелий Григорьевич активно поддерживал молодых польских игроков, поэтому многие из них, например Мигель Найдорф, считали его своим учителем.

Шахматные достижения

Шахматная карьера Тартаковера продолжалась почти полвека. За это время он принял участие в двух сотнях турниров различного уровня, в которых сыграл около 2 тысяч партий. Кроме того, он сыграл 17 матчей, из которых в 9 оказывался сильнее соперника. В активе шахматиста три виктории над Рихардом Рети, а также победы над Рудольфом Шпильманом и Андрэ Лиленталем. В 1933 году Савелию Григорьевичу удалось нанести поражение самому Александру Алехину, что позволило ему войти в ряды символического клуба Михаила Чигорина. В 1950 году ему было присвоено звание гроссмейстера.

Савелий Григорьевич известен как ценитель шахматных парадоксов. Нередко в своих партиях он выбирал заведомо слабые дебюты, намереваясь в дальнейшем найти в них более удачные решения. Шахматист поспособствовал новому взгляду на голландскую защиту и дебют Берда. Тартаковер относился к числу тех игроков, которые уделяли большое внимание популяризации шахмат. Его приглашало множество европейских изданий, на страницах которых он проводил обзоры и анализ партий. Спрос на него был огромный и шахматист никому не отказывал. Интересно, что в последующем многие игроки последовали примеру Тартаковера и использовали эту возможность как способ дополнительного заработка.

Гипермодернизм Тартаковера

Наряду с А. Нимцовичем, Д. Брейрером, Р. Рети Савелий Григорьевич стоял у истоков нового течения, появившегося на шахматном небосклоне во второе десятилетие XX века. Ему принадлежит идея названия течения, которое пришло на смену более нейтральному «неоромантизму».

Французский гражданин

Летом 1939 года Тартаковер отправился в Аргентину для участия во всемирной шахматной олимпиаде. Здесь его застали тревожные извести о начале Второй мировой. Первое время он решил остаться в Буэнос-Айресе, надеясь переждать войну. Однако чуть позже Савелий Григорьевич вернулся в Европу и принял активное участие в антифашистском движении французского Сопротивления. Участники движения знали его под именем лейтенант Картье. Известно, что он принимал участие в боевых операциях и даже высаживался на парашюте в немецкий тыл.

После окончания войны в Польше был установлен прокоммунистический режим, который Тартаковер категорически отверг. Это вынудило его отказаться от польского гражданства и принять французское. Поэтому дальнейшие его выступления проходили под французским триколором. Как гражданин Франции он выиграл в 1949 году Хооговенс-турнир в Вейк-ан-Зее, а на следующий год Тартаковер защищал цвета сборной страны на шахматной олимпиаде. В 1955 году он сыграл на своем последнем турнире в Париже, одержав свою первую победу в этом городе.

Творческая стезя

Таркаковер был одним из самых образованнейших шахматистов своего времени, прекрасно разбиравшийся в искусстве. Неудивительно, что в 1922 году в Берлине была издана его «Антология современной немецкой поэзии», с блеском переведенная автором на русский язык. В 1923 году здесь же напечатали еще одну книгу переводов Тартаковера «Певцы человеческого. Хрестоматия немецкого экспрессионизма». В ней представлены переводы стихов 83 поэтов, включая И. Урцидиля, Г. Таркля, Г. Бенна и многих других. Кроме того, Савелий Григорьевич делал переводы русских поэтов на французский и английский языки.

Ранее в 1911 году на малой родине в Ростове-на-Дону увидел свет авторский стихотворный сборник шахматиста. Он состоял из двух частей «Диссонансы» (содержала 22 восьмистишия) и «Аккорды» (13 более крупных стихотворений). В одном из стихов под названием «Еще один, последний диссонанс» он упоминает о трагической гибели родителей (см. выше).

В 1931 году уже в Париже вышел второй сборник «Светлое уныние», представлявший собой полноценную мистификацию. А как иначе объяснить тот факт, что в нем все стихотворения были подписаны именами известных поэтов задом наперед, к примеру, фамилия А. Пушкина там значилась как НИКШУП, а И. Бунин был обозначен как НИНУБ. Соответствовал этой логике и сам автор, представший под именем «РЕВОКАТРАТ». Благодаря своей феноменальной работоспособности Тартаковеру долгое время удавалось органично сочетать творческую деятельность с игрой в шахматы.

Савелий Григорьевич — автор фундаментального шахматного труда «Ультрасовременная шахматная партия». Его первое издание увидело свет в 1924 году в виде четырех отдельных частей и сразу полюбилось ценителями древней игры. В своей работе автор раскрыл некоторые секреты таких выдающихся игроков, как А. Алехин, А. Нимцович, Р. Рети., Р. Капабланка. Не обошел стороной Тартаковер и своих идейных оппонентов. Так, он уделил внимание творческому наследию Тарраша. Внимание читателя привлекает подборка интересных партий, изобилующих оригинальными и эффективными находками.

Вместе с этим этот труд стал одним из гимнов гипермодернизма. На его страницах Тартаковер убеждал отойти от позиционных основ игры, заложенных Вильгельмом Стейницем и всячески пропагандировал стратегию давления фигур на центр противника.

Савелий Тартаковер скончался в Париже 4 февраля 1956 года.

Афоризмы Тартаковера

Савелий Григорьевич славился остроумием, поэтому хорошо известен далеко за пределами шахматного мира как автор знаменитых афоризмов. К примеру, фразы «Жертвовать лучше фигуры противника» или «Ошибочные ходы часто трудно найти» сказаны именно Тартаковером.

Бедные люди! Как вы похожи во всех своих начинаниях на того шахматиста, который «мог бы выиграть свою партию»…

Боголюбов: Мат в четыре хода! Тартаковер: Не надо мне надоедать!

Тактик должен знать, что надо делать, когда есть что делать, стратег должен знать, что надо делать, когда нечего делать.

Предпоследняя ошибка выигрывает.

Ход второго сорта часто самый точный.

Ошибки для того и существуют, чтобы их делали.

Самыми строгими правилами в шахматах являются исключения.

Угроза сильнее её исполнения.

Изолированная пешка угнетает настроение на всей доске.

Ничьей можно достичь путем троекратного повторения позиции или одним слабым ходом.

Ошибки — это соль шахмат.

В первой партии у меня болели зубы. Во второй болела голова. В третьей меня мучал ревматизм, а во время четвертой я себя не очень хорошо чувствовал. А в пятой? Ну нельзя же всё время выигрывать!

Я люблю шахматы за их нелогичность.

В шахматах может быть только одна ошибка: переоценка противника. Всё остальное или невезение, или слабость.

Комбинирование и торговля из-под полы должны быть запрещены.

В шахматах учатся только на ошибках. В ошибках всегда заключено нечто правильное.

Только действительно сильный шахматист знает, насколько слабо он играет.

Жертвы возможны только благодаря ошибке соперника.

Шахматные законы существуют для того, чтобы их нарушали.

Шахматы — это борьба, главным образом со своими ошибками.

В стремлении не стоять на проигрыш, некоторые проигрывают партию.

Шахматы, эта основанная на точном расчете игра, требуют везения, везения и еще раз везения!

Победа достигается не хорошей, но лучшей игрой.

Интересные факты

  • Э. Ласкер однажды очень точно высказался о Тартаковере, назвав его «Гомер шахматной игры», а Н. Гумилев отозвался о нем как «несомненном поэте».
  • Тартаковер был настоящим полиглотом и в совершенстве владел русским, немецким, французским, английским языками.
  • Благодаря активному сотрудничеству с газетами и журналами Тартаковера прозвали «чемпион мира среди журналистов».
Савелий Григорьевич Тартаковер, в качестве журналиста, берёт интервью у победителя АВРО-турнира 1938 года Пауля Кереса

Савелий Григорьевич Тартаковер, в качестве журналиста, берёт интервью у победителя АВРО-турнира 1938 года Пауля Кереса

  • По воспоминаниям австрийского мастера И. Крейчека Тартаковер в общении был мягким и приятным человеком, хотя и очень обидчивым. С этим его качеством связан один интересный эпизод. В 1945 году его не пригласили на чемпионат Франции. Это так задело шахматиста, что он явился в банк и снял со счета последние 500 франков. Затем он отправил купюру организаторам турнира, демонстративно попросив вручить деньги победителю.

Лучшие партии

В подборку вошли партии сыгранные Тартаковером в период с 1907 по 1953 г.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *