Пол Морфи — легенда мировых шахмат

Пол Морфи - великий шахматист (США)

Пол Морфи (1837-1884)

Пол Чарльз Морфи (англ. Paul Charles Morphy, 22 июня 1837, Новый Орлеан — 10 июля 1884, там же) — американский шахматист; сильнейший в мире в середине XIX века. Многие любители шахмат считают, что самым гениальным шахматистом США является Бобби Фишер, но, судя по словам самого Фишера (см. ниже), он считал иначе. Пальму первенства Фишер отдал Полу Морфи.

Морфи окончил Луизианский университет. Потомок ирландских эмигрантов-якобитов, состоявших на испанской службе. В семье многие играли в шахматы: например, дядя — Эрнесто Морфи — был одним из первых учителей Пола Чарльза. Известны некоторые партии Э.Морфи, в том числе его победа над тогдашним чемпионом США Ч. Стэнли. В шахматы играли также отец Алонсо Морфи, дед по матери Жозе Карпантье и дядя Шарль Карпантье. В 1987 году журнал «64-Шахматное обозрение» опубликовал несколько «внутрисемейных партий» Морфи и Карпантье.

С шахматами познакомился в 10 лет; в 12 — выиграл партию у Э. Руссо — участника первого в истории США матча на первенство страны. В 1850 победил в лёгких партиях И. Лёвенталя (1,5:0,5), гастролировавшего в США. Выдающегося успеха достиг на Первом американском шахматном конгрессе (Нью-Йорк, 1857), где 16 участников играли короткие матчи до трёх (в финале до пяти) выигрышей. Легко победив всех соперников — Дж. Томпсона, А. Мика (с одинаковым счётом: +3, −0, =0), Т. Лихтенгейна (+3, −1, =0) и в финале Л. Паульсена (+5, −1, =0), 20-летний Морфи стал лидером шахматистов США.

Помимо конгресса Морфи сыграл в Нью-Йорке свыше 250 партий, в том числе более 150 — на «дачу вперёд» (см. Фора). Из 100 партий «на равных» он проиграл всего лишь 5; среди проигравших ему оказались ведущие шахматисты США Паульсен (+1, −10, =3), Ч. Стэнли, Дж. Шультен и др. Сознавая своё превосходство, Морфи предложил пешку и ход вперёд любому члену Нью-Йоркского шахматного клуба. Вызов принял Стэнли: при счёте +0, —4, =1 (играли до 7 выигрышей) Стэнли матч сдал. Ту же фору Морфи предложил любому шахматисту США. В 1858 Морфи вызвал на матч Х. Стаунтона, который, приняв вызов, уклонялся от состязания под разными предлогами. Попытки Морфи, приехавшего в Англию, организовать матч, потерпели неудачу. Морфи удалось (вместе с Т. Барнсом) сыграть против Стаунтона и Дж. Оуэна лишь консультационные партии: +2, −0, =0. Он также провёл ряд матчей с ведущими английскими мастерами и добился убедительных побед: над Барнсом (+19, −7, =1), С. Боденом (+5, −1, =3), Г. Бёрдом (+10, −1, =1), Э. Лёве (+6, −0, =0), Дж. Медли (+3, −0, =0), Оуэном (+4, −1, =0). Наиболее упорным из английских соперников Морфи оказался Лёвенталь (+9, −3, =2).

Сенсационным для современников оказался сеанс одновременной игры Морфи вслепую в Бирмингеме (+6, −1, =1). В Париже Морфи выиграл матч у Д. Гарвица (+5, −2, =1), провёл сеанс вслепую (+6, −0, =2) и сыграл ряд лёгких партий с ведущими мастерами — П. Ш. Сент-Аманом, утверждавшим, что Морфи мог с успехом давать впёред пешку f7 любому из современников, Ж. А. де Ривьером, Ж. Прети, П. Журну и др. В декабре 1858 в Париж для встречи с Морфи прибыл А. Андерсен. Матч между ними, закончившийся уверенной победой Морфи (+7, −2, =2; см. Морфи — Андерсен матч), фактически решил вопрос о сильнейшем шахматисте мира того времени. Последний матч в Париже Морфи сыграл с О. Монгредиеном (+7, −0, =1). Перед отъездом в США Морфи провёл в Англии ряд сеансов вслепую против шахматистов Лондонского (+2, −0, =8) и Сент-Джорджского (+5, −0, =3) клубов; а также сеанс в Сент-Джеймском клубе против мастеров (Барнс, Боден, Бёрд, Лёвенталь, Ривьер): +2, −1, =2.

В 1858 году Морфи сыграл случайную партию, которая стала широко известной, против Карла Брауншвейгского и графа Изуара в Театре итальянской оперы в Париже.


В США Морфи ожидала восторженная встреча. Объявив о своей готовности дать вперёд пешку и ход любому шахматисту мира, Морфи отказался от серьёзных выступлений: вызовы Паульсена (1859 и 1860) и И. Колиша (1861 и 1863) отклонил, ограничившись лёгкими партиями и игрой на фору. Посетив Париж в 1863, Морфи сыграл ряд лёгких партий с Монгредиеном и Ривьером (проанализировал с ним также ряд позиций для совместно задуманного дебютного руководства). С середины 1860-х гг. и до конца жизни Морфи страдал тяжёлым душевным заболеванием.

Современники объясняли феноменальные успехи Морфи его исключительным комбинационным дарованием. Однако партии матча Морфи — Андерсен — сильнейших шахматистов того времени — свидетельствуют о том, что превосходство Морфи проявлялось главным образом в стратегии. В комбинационной игре Андерсен не уступал Морфи. Первостепенной задачей Морфи считал мобилизацию сил и достижение перевеса в развитии. Чтобы избежать потери темпа или создать трудности в развитии сил соперника, Морфи прибегал к жертвам. Малозаметные потери темпов, которые соперники допускали при разменах, Морфи чётко использовал. Играя белыми, он уже в дебюте создавал предпосылки для атаки, а чёрными — стремился перехватить инициативу. Важное значение Морфи придавал пешечному центру. Располагая перевесом в развитии и пространстве, он предпринимал пешечный прорыв, обычно связанный с жертвой 1—2 пешек. Основанные главным образом на общих соображениях жертвы Морфи носили выраженный позиционный характер. В результате прорыва Морфи вскрывал линии. Его фигуры, сосредоточенные на открывшихся вертикалях и диагоналях, приобретали большую силу: на направлении главного удара у Морфи оказывался значительный перевес. Многие партии Морфи завершались прямой атакой позиции короля соперника и комбинационным ударом. Однако атака не была для Морфи самоцелью: если было выгодно, он охотно упрощал позицию, разменивал ферзей, предпочитая позиционный перевес в окончании неясным осложнениям в миттельшпиле. При этом демонстрировал высокое техническое мастерство. Сила Морфи заключалась в «глубоко продуманной позиционной игре преимущественно агрессивного характера» (А. Алехин).

Не оставив литературного шахматного наследия, Морфи своим шахматным творчеством выдвинул принципы стратегии открытых позиций.

О шахматном творчестве Пола Морфи

Восхищенно, о творчестве Морфи, высказывались многие сильнейшие шахматисты разных времен: Андерсен, Алехин, Эйве, Ботвинник, Смыслов, Фишер и другие.

“Играющий с Морфи должен оставить всякую надежду поймать его в какую-либо самую тонкую ловушку. Пусть знает он, что Морфи видит всё совершенно ясно и что об ошибочном ходе с его стороны не может быть и речи. Напротив, если покажется, что Морфи сделал ход, который на первый взгляд можно с выгодой использовать, необходимо точнее взвесить этот ход, и, в конце концов, всегда окажется, что он не только совершенно правилен, но и всякая мнимая возможность им воспользоваться приводит к ущербу для себя же… Впечатление, которое произвел на меня Морфи, я лучше всего передам, если скажу, что он относится к шахматам с серьезностью и добросовестностью художника… Для него шахматная партия — это священный долг…”

Адольф Андерсен

“Тогда, в 60-е и 70-е годы прошлого столетия, в Лондоне и главным образом в Париже, где были живы традиции Филидора, где в памяти еще были бессмертные творения Лабурдонне и Мак-Доннеля, в то время, наконец, когда жил Андерсен, одной только красотой едва ли можно было кого удивить. Сила, непобедимая сила Морфи — вот причина успеха его и залог бессмертия”.

Александр Алехин

“Морфи принято называть величайшим шахматным гением всех времен… Если отличительным признаком гения является то, что он уходит далеко вперед по сравнению со своей эпохой, то Морфи был шахматным гением в наиболее совершенном выражении…”

Макс Эйве

“До сих пор Морфи является непревзойденным мастером открытых игр. Насколько велико его значение, видно из того, что ничего существенно нового после Морфи в этой области создано не было. Каждый шахматист — от начинающего до мастера — должен в своей практике снова и снова возвращаться к творчеству гениального американца”.

Михаил Ботвинник

“Более века не меркнет слава Пола Морфи. В свое время он вызывал восхищение не только блистательными победами, но и неукротимой фантазией, стремительностью атак, огнем комбинаций. Однако в наши дни наибольшее удивление вызывает гармоничность его игры. Морфи всегда был готов атаковать короля, но если позиция требовала иных действий, то он не отказывался от ведения борьбы в строгом позиционном стиле и от перехода в эндшпиль.

Постоянное стремление Морфи к инициативе, неустанный поиск наилучшего хода, игра высокого накала производят глубокое впечат-ление.
Подлинным откровением для его современников была трактовка дебютов Полом Морфи. Он стремился к открытым позициям и все подчинял быстрейшему развитию фигур. Для его стиля характерно ведение сражения по всей доске. В фигурной борьбе он, несомненно, превосходил всех своих соперников. Морфи прекрасно разыгрывал и эндшпиль, искусно вводя комбинационные мотивы в простые на первый взгляд окончания.

Несомненно, что шахматы были для Морфи искусством, а Морфи для шахмат — великим художником. Его игра пленяет свежестью мысли, неиссякаемой энергией. Он играл вдохновенно, без стремления проникнуть в психологию противника, играл, если можно так выразиться, в “чистые шахматы”.

Порой любители шахмат задают вопрос при встрече с гроссмейстером: “А как бы Морфи играл в нынешних соревнованиях?” Конечно, легче уклониться от ответа, сказав, что вопрос неправомерен. Однако можно утверждать, что гармоничное понимание позиции и глубина интуиции Морфи сделали бы его опаснейшим партнером и для шахматистов наших дней.

Партии Морфи — это классика шахматного творчества. Их полезно и приятно изучать шахматисту любой квалификации, от новичка до мастера.
Сейчас играется множество партий, где соперники преследуют скромные цели — ослабление какого-либо пункта, избыточная защита какой-нибудь пешки, — увлекаясь техническими средствами борьбы. Морфи же ни на один момент не забывал об атаке на короля. Такое огромное дарование, каким обладал Морфи, не вмещается в рамки своего времени. Некоторые образцы его творчества остаются непревзойденными и поныне. В этом секрет интереса к его неувядаемым произведениям”.

Василий Смыслов

“Принято считать, что если бы Пол Морфи ныне вернулся в шахматный мир, то он проиграл бы лучшим современным шахматистам.
Глубокое заблуждение! В матче Морфи взял бы верх над любым из живущих ныне.

Морфи был самым эрудированным шахматистом своего времени. Доподлинно известно, например, что он был знаком с такими книгами как “Handbuch” Бильгера (400 страниц этого труда, впервые вышедшего в 1843 г., были сплошь заполнены дебютными анализами в табличной форме) и “The Chess Handbook” Стаунтона… Эти книги лучше современных; теория открытых начал с тех пор существенно не продвинулась вперед. А природного таланта Морфи было бы более чем достаточно, чтобы доставить ему победу над лучшими шахматистами XX столетия.

По точности игры Морфи, вероятно, превосходил всех когда-либо живших шахматистов. Он обладал абсолютным видением доски и никогда не допускал промахов, несмотря на то, что играл очень быстро, лишь в редких случаях тратя на обдумывание хода более пяти минут. (У его противников на это часто уходили часы; шахматных часов в ту пору еще не существовало).

Я переиграл несколько сот партий Морфи и неизменно поражался и восхищался его изобретательностью. Порой мне нужно было минут двадцать, чтобы найти правильный ответ на ходы Морфи. Морфи никогда не терял присутствия духа в тяжелых позициях и находил возможности выигрыша в положениях, которые казались безнадежными. Вдобавок он обладал великолепной техникой в окончаниях. Пожалуй, его единственная слабость — наиболее проявившаяся в матче с Андерсеном — заключалась в разыгрывании закрытых дебютов, как например, голландская защита. Но даже в этих случаях находчивость Морфи позволяла ему выходить из борьбы победителем.

Общеизвестно, что в 1859 г. Морфи оставил шахматы. Его разочарование относилось больше к шахматистам, чем к самим шахматам.”

Роберт Фишер

Подборка видео

Королевский гамбит — Пол Морфи навсега (Автор: Александр Гельман).

Видео-разбор партии Морфи — Руссо.

Атакуем с Полом Морфи. Дебют четырёх коней (Автор: Евгений Гринис)

Лучшие партии Морфи

Морфи — Карпантье

Новый Орлеан, 1849
Шотландский гамбит

Морфи — Руссо

Новый Орлеан, 1849
Шотландский гамбит

Шультен — Морфи

Нью Йорк, 1857
Контргамбит Фалькбеера

Паульсен — Морфи

Нью-Йорк, 1857
Дебют четырёх коней

Марач — Морфи

Новый Орлеан, 1857
Гамбит Эванса

Морфи — Андерсен

Париж, 1858
Сицилианская защита

Барнс — Морфи

Лондон, 1858
Защита Филидора

Андерсен — Морфи

Париж, 1858
Принятый королевский гамбит

Морфи — Потиер

Париж, 1858
Русская партия ( защита Петрова)

Барнс — Морфи

Париж, 1858
Испанская партия

Морфи — Арну-де-Ривьер

Париж, 1963
Итальянская партия

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *