Михаил Чигорин — первый профессиональный шахматист России

Михаил Иванович Чигорин (1850-1908) — талантливый русский шахматист, сильнейший российский игрок рубежа XIX-XX веков, основоположник отечественной шахматной школы. Чигорин был одним из претендентов на шахматную корону, но дважды уступил Вильгельму Стейницу. В нем удивительным образом совмещался литературный, аналитический и организаторский талант, который он посвятил шахматам. Чигорин стал первым профессиональным шахматистом в России, много сделавшим для популяризации древней игры.

Русский шахматист Михаил Иванович Чигорин

Михаил Иванович Чигорин

Детство и юность

Михаил Чигорин родился 31 октября (12 ноября по старому стилю) 1850 года в Гатчине. Спустя некоторое время после его рождения родители Иван Иванович и Наталья Егоровна умирают и мальчик в 9 лет остался круглым сиротой. Он воспитывался в сиротском институте Гатчины, названном в честь его основателя Николая I. Сюда он поступил по протекции администрации завода, на котором работал отец. Здесь обучали сирот из дворянских семей и готовили из них домашних учителей, а позднее было введено юридическое образование. В стенах этого учебного заведения Михаил и научился играть в шахматы, участь премудростям древней игры у воспитателя А. Шумана. Его успехи на этом поприще были столь стремительны, что уже через год юноша обыгрывал своего учителя.

В 17-летнем возрасте Чигорин вынужденно покидает стены института из-за участия в избиении директора учреждения, вызванного его отказам рассматривать жалобу, поданную на рукоприкладство одного из воспитателей. Ему выдали единовременное пособие в размере 60 рублей и свидетельство об окончании института. Позднее он поступил на государственную службу в полицию Петербурга, где числился писарем. Однако главным жизненным увлечением молодого человека были шахматы, которым можно было предаваться после окончания рабочего дня. Начиная с 1873 года его часто можно было встретить в шахматном кафе «Доминик», играющего на деньги, что было разрешено правилами заведения. Здесь его соперником был ровесник Эммануил Шуман, сформировавшийся как шахматист несколько раньше. Игра с мастером обычно стоила 20 копеек, которые взимались за аренду места и требовала ставки. При этом сильные игроки любили давать фору слабым.

Карьера шахматиста

По некоторым сведениям именно в кафе «Доминик» стали проводиться первые отечественные шахматные турниры и, конечно, они не могли пройти без участия Чигорина. В 1874 году он сыграл как шахматист 2 категории в гандикап-турнире, проводимом в «Немецком собрании», и остался третьим после Эммануила Шифферса и Ильи Шумова. Он заставил обратить на себя внимание соперников и петербургского шахматного сообщества, доказательством чему служит приглашение на участие в небольшом турнире, организованном в честь приезда в Петербург одного из сильнейших мастеров того времени Шимона Абрамовича Винавера, постоянно проживавшего в Польше. Он и победил в этом соревновании, предсказав, по некоторым сведениям, большое будущее Чигорину. В свою очередь, общение с маэстро побудило Михаила Ивановича к глубокому изучению шахматной теории.

В последующие несколько лет Михаил Иванович последовательно обыгрывает сильнейших соперников Соловцова, Шумова, Ашарина, Алапина и к началу 80-х годов XIX века становится сильнейшим российским шахматистом, что открывает ему дорогу за рубеж.

В 1881 году на турнире в Берлине состоялся международный дебют Чигорина, где он поделил 3-4 места, уступив Блекберну и Цукерторту. На лондонском турнире 1883 года Михаил вновь оказался четвертым, но сумел дважды переиграть Стейница.
Даже после неудач в борьбе за чемпионство Чигорин продолжал доказывать свою силу на международных турнирах и матчах. В 1893 году он сразился против набравшего силу Зигберта Тарраша и сумел добиться ничьей +9-9=5.

Зигберт Тарраш и Михаил Чигорин (Санкт-Петербург, 1893 год)

Зигберт Тарраш и Михаил Чигорин (Санкт-Петербург, 1893 год)

В 1895 году состоялся очень представительный турнир в Гастингсе, в котором принял участие новоиспеченный чемпион планеты Эмануэль Ласкер. Однако он оказался только третьим, а строчкой выше в итоговом протоколе расположился Чигорин, лишь 0,5 очка уступивший победителю Гарри Пильсбери.

В 1895-1896 годах в Санкт-Петербурге прошел турнир в котором приняли участие Ласкер, Стейниц, Пильсбери и Чигорин. Чигорин оказался четвертым набрав 7 очков из 18 возможных. В турнире победил Ласкер набрав 11,5 очков.

Слева направо: Э. Ласкер, М. Чигорин, В. Стейниц, Г. Пильсбери (во время петербургского шахматного турнира 1895-1896)

Слева направо: Э. Ласкер, М. Чигорин, В. Стейниц, Г. Пильсбери (во время петербургского шахматного турнира 1895-1896)

Чигорин побеждал на турнирах в Нью-Йорке (1889), Будапеште (1896), Вене (1903). В период 1899-1903 годов ему не было равных на трех Всероссийских шахматных турнирах, организованных Московским (первые два) и Киевским (третий) шахматными кружками. Свой последний турнир Михаил Иванович сыграл в 1907 году в Карлсбаде, где выступил неудачно, разделив 16-18 места с 7,5 очками.

Матчи на первенство мира

В 1888 году Гаванский шахматный клуб предложил Стейницу, находящемуся в звании чемпиона, организовать матч против претендента, которого он был волен выбирать самостоятельно. Вильгельм без раздумий выбрал Чигорина, отвергнув десятки не менее сильных игроков. Очевидно, что если бы в те времена использовалась система подсчета Эло, то Михаил Иванович не был бы даже в числе десяти лучших. Но судьба и Стейниц дали ему шанс, которым он не преминул воспользоваться. Интересно, что к началу их первого поединка счет личных встреч был не в пользу чемпиона 1:3.

Чтобы принять участие в матче, а нужно было оплатить дорогу и проживание, Чигорин вместо усиленной подготовки дает сеансы одновременной игры, зарабатывая необходимые средства. Деньги на взнос в сумме 1,5 тыс. долларов были собраны по подписке, остальные $500 выделили три кубинских мецената. Первый матч прошел в январе-марте 1889 года на Кубе. Победителем объявлялся шахматист, одержавший 10 побед. Это удалось сделать Стейницу, выигравшему матч с общим счетом +10-6=1. Несмотря на поражение, Чигорин вызвал большой интерес у Гаванского клуба, предложившего организовать поединок с кем-либо из сильнейших игроков мира. В итоге выбор пал на английского шахматиста Исидора Гунсберга, с которым Чигорин сразился в 1890 году. В итоге после 23 партий была зафиксирована ничья +9-9=6.

Картинка посвященная матчу Чигорин - Стейниц 1892 года

Картинка посвященная матчу Чигорин — Стейниц 1892 года

В 1891 году Чигорин вызвал Стейница на матч-реванш, который также состоялся на Кубе. По пути на остров он заехал в Париж и Нью-Йорк, где дал платные выступления. Ко второму матчу 1892 года соперники подошли… не имея игровой практики. Стейниц после поединка против Гунсберга ударился в разработку принципов своей «новой школы», а Чигорин занялся активным шахматным просвещением, издавая журнал и колеся по стране с сеансами и лекциями. На стороне русского шахматиста были победы в телеграфных матчах против того же Стейница (2:0 в пользу Чигорина, 1890/1891), что было немаловажного для эмоционального и несколько экспрессивного Чигорина.

По регламенту соревнования игра продолжалась до 10 побед, а при варианте счета 9:9 до 12 побед, при этом противники вновь поставили по 2 тысячи долларов. Уже в первой партии Чигорин ошеломил соперника гамбитом Эванса и одержал красивую победу. Однако Стейниц сумел оправиться и в четвертой партии выровнял положение, а затем выиграл и 6 партию. Тут свое слово взял русский шахматист, нанеся поражение Стейницу в 7,8 и 10 партиях. Лидерство сохранялось до 18 партии, когда Вильгельму удалось преодолеть отставание. Развязка наступила в 20 и 22 партиях, которые Михаил необъяснимым образом умудрился проиграть. В последней 23 партии он зевнул мат в два хода и окончательно проиграл 10,5: 12,5.

Зевок Чигорина в партии против Стейница

Ход былых. Шахматный движок Komodo 9.3 оценивает позицию с перевесом около трёх пешек в пользу белых. Белые могут продолжить «есть» материал ходом 32.Rxb7, вместо этого Чигорин делает роковой ход 32.Bb4. Пешка h2 остается без защиты слона и белым грозит мат в два хода

Матч Стейниц — Чигорин породил противоречивые чувства. По игре Чигорин вполне заслуживал победы, но и Стейниц со своими принципами никак не был достоин поражения.

Публицист и организатор

На протяжении пяти лет с 1876 по 1881 годы Чигорин занимался изданием «Шахматного листка», пытаясь сделать его максимально интересным. Осознавая отсутствие работ по теории шахмат он публикует знаменитые курсы дебютов и концовок игр. Однако несмотря на все старания спустя два года ему пришлось временно закрыть журнал из-за нерентабельности — вместо предполагаемых 250 подписчиков издание имело всего 120. После закрытия «Шахматного листка» в 1881 году, Михаил Иванович был приглашен редактировать шахматный раздел «Всемирной иллюстрации». В последующие годы Чигорин еще дважды будет редактором шахматных журналов «Шахматный вестник» (1885-1887) и «Шахматы» (1894), но оба проекта окажутся не слишком удачными.

Чигорин приложил немало усилий для организации шахматной жизни в Петербурге. Поняв, что игра в «Доминике» не может быть вечной из-за стесненных обстоятельств он стал искать другие варианты. В 1879 году Михаил приложил руку к основанию Петербургского шахматного общества, ставшего первой постоянно действующей организацией подобного рода на территории страны. В 1887 году Михаил предложил идею матча в формате Петербург-Москва, однако реализовать это начинание не получилось. Зато в 1878/1879 годах получилось организовать матч девяти сильнейших российских шахматистов, где Чигорину не было равных.

Игра по переписке

В ситуации практически полного отсутствия организованной шахматной жизни игра по переписке обретала важное значение и Чигорин это хорошо понимал. В первом турнире 1882 года, организованном редактором «Шахматного журнала» А. Гельвигом он участия не принял. Однако уже следующее соревнование происходило под его патронажем. Оно началось в марте 1884 года и завершилось спустя 2,5 года. Победителем с большим отрывом оказался сам организатор.

Чигорин внес большой вклад в популяризацию и развитие игра по переписке, благодаря чему удалось найти немало новых талантов и повысить мастерство игроков-одиночек, варящихся долгое время в собственном соку.

Философия игры

В отличие от своего давнего соперника Стейница, стремившегося связать оценку положения с догматическими правилами, Чигорин предпочитал яркий комбинационный стиль, выделяя на первый план эстетическую составляющую игры. Используя свой комбинационный талант, он смело шел на обострение игры, не боясь сложных позиций. Отвергая критику в свой адрес по этому поводу, Михаил Иванович утверждал, что одни видят сложность положения, а для него это путь к победе. При этом шахматист очень уважительно относился к Стейницу, но был не склонен противопоставлять комбинационный и позиционный стили.

Шахматист внес большой вклад в развитие теории дебютов, его именем названы несколько вариантов начала партии во французской и славянской защите, испанской партии и, конечно, «Защита Чигорина» в ферзевом гамбите.

Михаил Чигорин скончался 12(25) января 1908 года в Люблине. Летом 1914 года его останки были перезахоронены на Новодевичьем кладбище в Петербурге.

Интересные факты

Чигорин участвовал в единственном за всю историю шахматном матче, начавшемся в первый день нового года. Это был поединок 1890 года против И. Гунсберга, который так и не выявил победителя.

Михаил Иванович стал первым профессиональным шахматистом Российской империи, благодаря которому в стране официально появилась такая профессия.

Евгений Гик в статье «Творечество Петросяна» написал следующее:

Выдающийся русский шахматист Михаил Чигорин был большим масте­ром комбинаций. Однако в наше время его атаки порой кажутся слишком ли­хими и не всегда оправданными. У Петросяна как-то спросили:
— Как вам удается так легко расправляться со своими противниками?
— Чигоринский стиль моих соперников — залог моих побед, — рассмеялся чемпион мира.

Лучшие партии

В подборку вошли партии Чигорина сыгранные в период с 1879 по 1907 год.

Comments

  1. Станислав says

    Статья, увы, оставляет удручающее впечатление невежества, поверхностного знакомства с материалом. Во-первых, весь мир отмечает день рождения М.И. Чигорина 31 октября (Хеллоуин, если кому-то так легче запомнить), а не 25 января. Во-вторых, Михаил Иванович всю сознательную жизнь крайне презрительно относился к «лихим атакам» — это весьма неудачный эпитет для его творчества. Безусловно, его игра, принципиально инициативная, строилась прежде всего на конкретных вариантах, а модные в те годы обобщения он не любил и применял их крайне скупо как в комментариях, так и в принятии практических решений; любил также опровергнуть поверхностную теоретическую рекомендацию словоохотливых коллег. Но! Из его примечаний и вариантов (см. «Новое время» 1879 — 1896), книги Н. Грекова, З. Романова, Е. Васюкова о Чигорине) ясно видно, что он был противником интуитивных жертв a la Tal, подвергал жесткой критике не подкрепленные ясной конечной оценкой варианты, никогда не играл по принципу «надо ввязаться в бой, а там видно будет». Чурался психологических приемов. Не был привязан к ограниченному набору дебютных схем, мог играть начала «с чистого листа», отлично ориентировался в технических эндшпилях. Тяжелую счетную работу он часто и без колебаний брал на себя как основной инструмент выбора плана. Это приводило и к перегрузочным неудачам (как на вашей единственной большой диаграмме, достойной лучшего применения), но зато и предохраняло М.И. от преждевременного профессионального старения — он сохранял прекрасные счетные способности до конца жизни, несмотря на злоупотребление алкоголем. Пожалуй, из современных топ-гроссмейстеров прямым идейным наследником М.И. Чигорина можно назвать Веселина Топалова.

      • Станислав says

        Прошу прощения за резкий тон, спасибо, что уточнили дату рождения. Писал сгоряча… просто для меня Михаил Иванович — не короткая строчка в энциклопедии. Помню, как, оказавшись в вынужденной информационной изоляции в 1997 г. в Великом Новгороде (временно работая там), нашел в библиотеке новгородского Кремля книгу Н.И. Грекова о Чигорине. Сейчас она легко доступна в электронной версии, а тогда… Моей шахматной библиотеки со мной не было, и я вручную переписывал из книги партии М.И., чувствуя себя средневековым монахом в прекрасной атмосфере Новгородского Кремля и летнего Волхова, а вечерами и ночами переигрывал и анализировал партии. Поверьте, это дало мне больше, чем все дебютные и эндшпильные справочники, хотя стилю М.И. невозможно подражать. Сила моей игры поднялась на 250 — 300 пунктов Эло, как показало позднейшее участие в турнирах. Воистину, роль одних корифеев — завоевывать титулы, а других — заряжать энергетически и эмоционально фанатов нашей игры. Это был великий человек, и хочется, чтобы память о нем жила в максимально неискаженном виде. Спасибо

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *