Гений мировых шахмат Михаил Таль

Восьмой чемпион мира по шахматам Михаил Таль«Рижский волшебник», «Шахматный демон», «Пират 64-клеточной доски»… Как только ни называли современники Михаила Таля в пору его рассвета, в конце 50х годов, когда он наводил ужас на соперников своими ошеломляющими комбинациями. Таль привнес в шахматы нечто новое, удивительное, он сделал риск неотъемлемой частью своей игры, ее принципом, и это стало острейшим оружием в его руках. История беспримерного по своей стремительности восхождения Таля на шахматный Олимп по сей день восхищает любителей древней игры, напоминает им чудесную сказку, героя которой, увы, уже нет в живых.

Шахматист Михаил Таль, один из самых ярких представителей советской шахматной школы, Михаил Таль родился 9 ноября 1936 года в Риге в семье известного врача. Доктора Таля знала вся Рига — о гроссмейстере Тале узнает весь мир. Маленький Миша поражал своими способностями — он мог прочитать длинное стихотворение и сразу запомнить его наизусть, легко перемножал в уме двузначные и трехзначные числа. Окружающие гадали, кем он станет, — выдающимся математиком или литератором. А Миша выбрал другую стезю — стал выдающимся шахматистом. Впрочем, и литературный дар не был забыт. По инициативе Таля в Риге был создан журнал «Шахматы», ставший одним из самых популярных шахматных изданий мира. А яркие аналитические статьи Таля — многие годы бессменного главного редактора журнала — неизменно были в центре читательского внимания. Но все это случится гораздо позже, когда к гроссмейстеру Талю придет всемирная известность.

Михаил Таль впервые сел за шахматную доску не так уж рано — в 10 лет. Но в 17 уже был чемпионом Латвии. Таль вошел (нет, ворвался!) в большие шахматы, когда там царили безмятежное спокойствие и полная доминация поклонников строгой, позиционной игры во главе с Ботвинником и Смысловым. И вот появился «пират», не признающий спокойствия за доской и в каждой партии стремившийся посеять бурю.

Шахматист Михаил Таль в юности

Михаил Таль в юности

В 1954 году 17-летний Таль становится мастером. В 1956 году дебютирует во всесоюзном первенстве, а через год становится чемпионом Советского Союза — самой сильной шахматной державы мира. На следующий год Таль доказывает, что его успех не был случаен, и вновь выигрывает чемпионат СССР. На очереди межзональный турнир в югославском городе Портороже — важный этап в борьбе за мировое первенство. Таль отлично проводит его и уверенно занимает первое место.

Противники никак не могут приноровиться к его стилю, основанному на феноменальном комбинационном зрении, быстром и точном расчете вариантов, безудержной фантазии. Таль ведет атаку, не останавливаясь перед жертвами, даже если их последствия рассчитать невозможно. «Многие жертвы вообще не нуждаются в конкретном расчете, достаточно взгляда на возникающую позицию, чтобы убедиться в их правильности», — считает Таль, и доказывает свою правоту во встречах с сильнейшими гроссмейстерами мира. Логику ходов Таля многие просто не понимают. «Если хочешь выиграть, то порой приходится доказывать, что дважды два — это пять», пишет он в те годы, объясняя свое шахматное кредо. А его соперники, считающие игру Таля блефом, а жертвы некорректными, ищут и не могут найти объяснение талевским победам. Многие считают, что он просто гипнотизирует противников. Чтобы избежать действия «гипноза», гроссмейстер Пал Бенко приходит на партию с Талем в турнире претендентов в темных очках, но и это не помогает ему избежать поражения. На Всемирной шахматной Олимпиаде в Мюнхене в 1960 году, где Таль показывает на первой доске, возглавляя сборную СССР, лучший результат (13,5 очков из 15), аргентинский гроссмейстер Мигель Найдорф, пораженный игрой рижанина, восклицает: «Страшный человек этот Таль! Атакует сильнее Алехина!»

Михаил Таль в молодости

Михаил Таль в молодости

И все же, несмотря на триумфальное шествие Таля, его ошеломляющие успехи, в победу рижанина на турнире претендентов 1959 года не очень верят. Во-первых, буквально за две недели до начала этого важнейшего соревнования Таль перенес операцию аппендицита (как позже выяснилось, на самом деле его мучила тяжелая болезнь почек). А во-вторых, ему противостоит весь цвет мировых шахмат. Среди соперников — Василий Смыслов, еще год назад носивший титул чемпиона мира, «вечно второй» Пауль Керес, полный желания получить наконец право на матч за мировую шахматную корону, чемпион СССР Тигран Петросян, 16-летний американский «вундеркинд» Роберт Фишер. Таль начинает турнир с поражения от Смыслова, скептики злорадствуют, но недолго. Уже после восьми туров Таль вместе с Кересом захватывают лидерство, и в дальнейшем борьба за первое место идет только между ними. На финише Таль отрывается от соперника и побеждает с великолепным результатом — 20 очков из 28 возможных. Теперь ему предстоит решающее испытание — матч за мировое первенство с Михаилом Ботвинником.

Итак, Москва, 1960 год. Встреча двух Михаилов. Одному — 49 лет, другому — 23. На стороне первого проверенное годами мастерство и огромный опыт. Союзники второго — молодость и неиссякаемый оптимизм, вера в свои силы. Один — шахматный классик, другой — беспокойный искатель приключений. Многие сомневаются в том, что Талю удастся победить многоопытного Ботвинника — слишком велик был авторитет патриарха советских шахмат. Но сомнения рассеиваются уже после первой партии матча, в блестящем, атакующем чисто талевском стиле, выигранной претендентом. Захватив лидерство, Таль не отпускает его. Он явно превосходит партнера в комбинационных осложнениях, а попытки Ботвинника перевести игру в спокойное русло не удаются. После семи партий перевес Таля достиг 3 очков — 5:2. Ценой больших усилий Ботвинник сократил разрыв — 4:5. Но это было все, что он мог сделать. Таль уверенно восстановил преимущество и, выиграв матч у Ботвинника со счетом 12,5:8,5, стал в 23 года самым молодым в истории шахмат чемпионом мира.

Михаил Таль (слева) и Михаил Ботвинник. Первенство за звание чемпиона мира по шахматам, Москва, 1960 год

Михаил Таль (слева) и Михаил Ботвинник. Первенство за звание чемпиона мира по шахматам, Москва, 1960 год

Лишь спустя 25 лет этот рекорд побьет Гарри Каспаров, получивший шахматную корону в 22 года. Автору этих строк довелось брать интервью у Таля в ноябре 1985 года, когда Каспаров стал чемпионом мира. И попросив меня передать Гарри поздравления и по поводу чемпионства, и в связи с тем, что он побил своеобразный рекорд молодости, Таль с присущим ему юмором сказал: «Только обязательно скажите Гарику, чтобы он не покушался на другой мой рекорд». «Какой?» — спросил я. «В 24 года я стал самым молодым в истории шахмат экс-чемпионом мира!»

Действительно, чемпионство Михаила Таля было недолгим — всего год. Видимо, недооценив поверженного с убедительным счетом противника и плохо подготовившись к матч-реваншу, Таль проиграл его Ботвиннику — 8:13. На этом закончилась первая, самая удивительная и яркая часть шахматной карьеры Таля. Но впереди были новые взлеты и падения, новые рекорды. Шесть раз становился Таль чемпионом СССР (большее число побед во всесоюзных первенствах лишь у Ботвинника). Таль выиграл десятки крупных международных турниров. На его счету удивительные рекордные серии, установленные в 70-х годах. В 1972 году он выдал беспроигрышную серию из 83 (!) партий, взяв подряд пять первых мест. А в 1974 году Таль провел без поражений семь турниров и 93 (!) партии. Абсолютный мировой рекорд! Еще одна беспроигрышная серия была зафиксирована в 1980 году — 80 партий без поражений. А в феврале 1988 года Таль подтвердил свою славу выдающегося блицера, выиграв первый чемпионат мира ФИДЕ по молниеносной игре, в котором оставил за бортом и Карпова, и Каспарова.

Михаил Таль против Гарри Каспарова

Михаил Таль против Гарри Каспарова

Таль никогда не отличался крепким здоровьем, он много и тяжело болел, перенес несколько операций, но оптимизма и чувства юмора не терял. Однажды его спросили: «Миша, это правда, что вы — морфинист», намекая на слухи о его увлечении наркотиками, которые он порой действительно принимал по совету врачей, чтобы избавиться от сильных болей. Таль мгновенно ответил (используя игру слов — морфий и Морфи): «Нет, я не морфинист, я — чигоринец!» Таль и в самом деле был продолжателем традиций великих русских шахматистов Михаила Чигорина и Александра Алехина, последователем их творческих взглядов, в основе которых лежало стремление к атаке. Выпущенная в 70-х годах книга о Тале называлась «В огонь атаки». Он был рыцарем атаки, без нее он не мыслил себя в шахматах.

Михаил Таль слишком рано ушел из жизни — всего в 55 лет. 9 ноября ему исполнилось бы 75. Он оставил после себя замечательные партии, многочисленные легенды и так и неразгаданную никем загадку своего поразительного взлета, магического воздействия на соперников, которые порой просто теряли голову при его атаках. Был ли Таль гением? Возможно. Впрочем, предоставим слово его другу, тоже слишком рано (и тоже в 55 лет) ушедшему из жизни, Тиграну Петросяну: «Гений в шахматах опережает свое время, но ведь увидеть это можно только потом, оглянувшись. С этой точки зрения гениями можно назвать отнюдь не многих — Морфи, Стейниц… Может быть, Таль. Рижский гроссмейстер привнес в шахматы нечто, не до конца разгаданное современниками…»

Нет сомнения, что над загадкой Таля еще будут ломать головы многие поколения шахматистов, покоренные блеском его чудесных комбинаций.

Автор: Валерий Асриян
Источник: Газета «Трибуна» № 43 от 3 ноября 2011

Comments

  1. Вячеслав Шкатов says

    Кто гений, создатель, кто чуда творец?
    Воздав вдохновенье фигурному бою,
    конечно был воин и видно мудрец,
    Века заразивший чудесной игрою.

    Игрою, где видимо нету границ,
    для мысли, познания и совершенства.
    Так много еще нераскрытых страниц,
    в древнейшей из книг, игрового блаженства.

    Блаженства борьбы, где послушная рать,
    исполнит лишь только твои приказанья.
    Где в битве участвуют пешки и знать,
    Король не достоин без войска признания.

    Где все игроки — Полководцы баталий,
    стремятся к вершинам,, чтоб память воздать
    Тому, кто увы не имеет регалий,
    Но должен, как шахматы Вечностью стать

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *